Выставка о Холокосте: «Любовь не планируют, она просто случается»

Холокост. Каждому из нас знакомо это слово. Сколько в нем боли, страха, жестокости и несправедливости. Чем больше времени проходит с событий Второй мировой войны, тем тяжелее нам сохранить память. Но об этом никогда нельзя забывать.  

Еврейский музей и центр толерантности организовал выставку «(Не)время для любви. Истории влюблённых, переживших Холокост».

Искусство отражает не только прекрасное. По разным оценкам, в ходе Второй мировой умерло от 5 до 6 миллионов евреев, большинство из которых погибли в концлагерях и гетто. Нам часто рассказывали об ужасах, происходивших там. Но герои рассказов всегда оставались неизвестными. Каждый погибший- лишь один из 6 миллионов. Эта выставка показывает, что это вовсе не так. Каждый человек — отдельная история.

«Почему любовь? Любовь — личное дело каждого, как и память о геноцидах. Можно прожить жизнь без любви, сконцентрировавшись на себе и собственных интересах. Но мы влюбляемся. Можно жить, не вспоминая о тех, кто был репрессирован, убит, сослан в XX веке — веке прогресса и веке террора. Но мы помним», — говорят создатели выставки, главная цель которых — показать, как можно сохранить и передать память с помощью современного искусства и 11 историй любви.

Выставка демонстрирует, насколько жесток был мир войны, мир геноцида. Имели место не только физические, но и духовные издевательства. Принижение веры человека, запугивание его пистолетом- всё это расценивалось не как преступление, а как повод для смеха.


Часть квадриптиха Таль Шохат «Другие дни»

Человека пытались лишить достоинства, сломать его личность. У заключенных концлагерей не было имени, только номер. Набор цифр, хранивший в себе целую судьбу.

Лале и Гита. Они поступили в Освенцим в апреле 1942 года. Он говорил на шести языках и стал татуировщиком. Она работала на складе, где сортировали вещи узников. Потом Лале обменивал драгоценности, которые передавала Гита, на еду. Они всегда спасали друг друга. Лале достал пенициллин, который спас Гиту, а потом её подруга освободила его из «штрафной роты». Всю историю их любви рассказала Хезер Моррис в книге «Татуировщик из Освенцима».

Поддержка и вера — вот то, что пронизывало все 11 историй любви. Несмотря ни на что, люди продолжали любить, продолжали ухаживать. То, что кажется сейчас данностью, значило больше, чем любая драгоценность.

Помимо позитивных моментов в историях возлюбленных были и тёмные. Почти каждый из героев находился в паре шагов от смерти. Иногда они думали, что больше никогда не увидят друг друга, но судьба всегда распоряжалась иным образом.

ђБеременность называли поцелуем смерти. Женщины боялись стать бесплодными, но так же боялись и рожать. Шанс выжить был крайне мал как у матери, так и у ребёнка. Новорожденную дочь героини одной из 11 историй Мани Нагельстайн убили соседки по бараку. Они сделали это для того, чтобы девушку не расстреляли.

Для многих евреев спасением от ужасов войны стали Америка и Австралия, путь в которые лежал через океан. Именно вода стала символом свободы и надежды. Она смывала горе, которое они пережили. Это отражает один из экспонатов выставки — картина Нелли Агасси «Sea you»

На наброске Эстер Шёнфельд показаны руки. Грубые, измученные руки. Именно по ним можно было понять, что человек находился в концлагере или гетто.

У каждого из этих людей была своя история. Свой дом, семья, друзья. Что от них осталось? Только вещи. Именно они хранят память о людях, не позволяют забывать. Эта идея прекрасно проглядывается в работах Мирослава Балки. В названии он не использует слова, только цифры, описывающие предмет. Собранные им вещи- не столько искусство, сколько жизни других людей, которые Балка хочет сохранить для нас.


«197 x 17 x 13»

На выставке есть еще одна важная работа. Это «Дорога» , автором которой является Богна Бурски. На фото видны следы крови, заставляющие зрителя подумать, представить, каким образом они появились на этом белоснежном снегу. Невозможно пройти, не заметив эти следы. Что будет дальше? Снег растает, и почва впитает кровь. Богна Бурски не позволяет следам жестокости пропасть бесследно. Она сохраняет их, чтобы люди помнили.

Еще один цепляющий экспонат —  работа Сигалит Ландау «Надежда». Это петля из соли, которая не даёт любой ране зажить.

Именно эта работа отражает весь смысл выставки «(Не)время для любви. Истории влюблённых, переживших Холокост». Даже в нечеловеческих условиях, когда люди унижали других людей, евреев подвергали физическим и моральным истязаниям, им удавалось любить и сохранять надежду. Невозможно было забыть то, что они пережили, но возможно было верить в лучшее и продолжать бороться за свою жизнь и любовь.  

«— Кажется, я влюбилась.

— В того польского солдата?

— Мы виделись сегодня вечером в подсобке за кухней. Он принес мне хлеба и кофе. И не того горького пойла, которое нам дают, а настоящий сладкий кофе. В кои-то веки я сыта.

— Как ты можешь говорить про любовь, когда вокруг такое? — не выдержала Фелла.

— В таких местах, как Будзынь, не влюбляются.

— Поздно, Фелла, дорогая, любовь не планируют, она просто случается».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться:

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.